Воспоминания, репортажи

  • Бондарин С. О чем пишет Артем Веселый // Молодая гвардия, Одесса. – 1925. – 21 мая. – С. 5. 
  • Зонин А. О Фурманове: [Воспоминания] // Звезда. – 1926. – № 3. – С. 232-238.
    Артем Веселый в “Молодой гвардии”, с. 234.

    Встретились мы в «Молодой гвардии» тепло. В маленькой комнатушке было душно и шумно. Может-быть, тогда нараспев читали стихи „украинские бандиты” (Голодный, Светлов, Ясный), может-быть, басил верзила Рахилло или „крыл кого-нибудь матом” тогда еще только автор „Рек огненных” Артем Веселый. Не знаю. Тогда было время юное и хмельное. Пролетарская литература имела больше задору, чем произведений; больше в ней было анархически богемных, люмпенских, партизанских элементов, чем создающих идеологически-осознанную продукцию коммунистов. Но – самое главное – мы верили. Символ нашей веры – «На посту» – уже выходил.
  • Колосов Марк. Юбилейные штрихи // Молодогвардеец: Трехлетие группы писателей “Молодая гвардия”, 1922-1925. – Москва: Мол. гвардия, 1926. – С. -48-.
    Как сейчас помню маленькую комнату на Воздвиженке. Огромное окно, кровать и голые, в суровых обоях стены. Всю кровать занимал Артем, остальные сидели на каких-то сундуках и ящиках… Здесь были кроме него и Малахова еще Костерин, Платонов, Шубин, Рахилло, Огурцов. Ждали “вождей”. Они вошли наконец, испуская неясные звуки (Безыменский) и подавленные своим величием (Жаров).
  • Абалкин Н. У костра Артема // Волжская коммуна, Куйбышев. – 1935. – 6 июля. – C. 4, портр. – [в ссылках на этот очерк часто указывается ошибочная дата 8 июля] 
  • [Анибал Б.] У Артема Веселого // Книжные новости. – 1936. – № 1. – С. 1-2, ил. – Подпись: Б. А-л. 
    О работе писателя и его творческих планах.
  • Либединский Ю. Песнь о битве народной // Новый мир. –  1957. – № 10. – С. 246-253.
    Порою Артем «чудил». Ему хотелось, чтобы этот роман был издан на цветной бумаге, – особый цвет в соответствии с содержанием каждого раздела, – разделов будет семь, по цветам радуги. И он сердился, что полиграфисты отказывались исполнять эту прихоть. И тогда тешил себя тем, что печатал свои рукописи на цветной папиросной бумаге: один раздел – на розовой, другой – на малиновой, третий – на зеленой. Совсем плохо было с теми разделами, которые соответственно мрачному своему содержанию печатались на темно-синей бумаге, – их читать было почти невозможно…
  • Чарный М. Артем Веселый // Октябрь. – 1957. – № 9. – С. 188-202. 
  • Миненко-Орловская О.К. Незабываемое // Литературная газета. – 1958. – 22 апр. – С. 3. 
  • Миненко-Орловская О. Артем Веселый // Волга, Куйбышев. – 1960. – № 21. – С. 91-105.
    Но писать его тянуло и в семнадцатом году. Кружась по городу с разными поручениями, он останавливался на ночлег там, где застигала ночь. Иногда он заходил к нам. Тогда брат переселялся в нашу с сестрой комнату и уступал ему свою. Оставшись один, он сейчас же брался за перо и слышно было, как всю ночь он ходил по комнате, разговаривая сам с собой вслух. На обложке своей едва ли не первой толстой тетради, заполненной разными очерками и зарисовками, он написал: «Литературные пеленки».
  • Либединский Ю.Н. Рожденный революцией (Об А. Веселом) // Либединский Ю. Современники: Воспоминания. Дополненное издание. – М., 1961.
  • Баныкин В. Артем Веселый. Страничка воспоминаний // Волжская коммуна, Куйбышев. – 1962. – 9 декабря. – C. 3. 
    …Писателя необыкновенной самобытности, всем своим обликом так похожего на русского заволжского мужика, прадеды которого в незапамятную седую старину породнились с монголами.
  • Бондарин С. Теплая майская ночь // Наш современник. – 1962. – № 5. – С. 175-179.
    Когда в дальнейшие годы, случалось, я бывал у Артема в Москве, в доме на Тверской, рядом с бывшим Английским клубом, меня не удивлял, а скорее даже восхищал необыкновенный вид его большой комнаты: все четыре стены были оклеены – чем бы вы думали? – рукописями. Это были черновики вещи, над которой Артем работал: «Россия, кровью умытая». Он говорил, что ему удобнее ориентироваться, так лучше видны слабые места композиции, легче сопоставлять, не терять из виду многочисленных героев…
  • Герасимова В. “Мы – “Молодая гвардия”…” // Литературная газета. – 1962. – 24 мая.
    Артем Веселый одним из первых поставил перед собой большие художественные задачи. Пробелы своего образования он пополнял увлеченно, горячо. Помню у него на столе развернутые тома самых неожиданных в те годы авторов; тут была и „Божественная комедия“ Данте, и Шекспир, и том Гаршина, и Достоевский, и Лев Толстой. Многие строки были подчеркнуты, чувствовалось, что над текстом пристально работали.
  •  Глебов А. Молодой Артем / Предисл. “Об Артеме Веселом” // Новый мир. – 1963. – № 11. – С. 191-196.
    В тот период [1922 год] Артем неистово увлекался Грином и в немалой мере под его влиянием решил стать моряком, что и осуществил в том же году.
  • Костерин А. “Слово должно сверкать” // Новый мир. – 1963. – № 11. – С. 203-205.
  • Миненко-Орловская О. Мандат Артема Веселого // Новый мир. – 1963. – № 11. – С. 196-199.
  • Пантюхов М.О. Из воспоминаний // Новый мир. – 1963. – № 11. – С. 201-202.
  • Подвойский И.И. Он верил в народ // Новый мир. – 1963. – № 11. – С. 199-201.
  • Бондарин С.А. Теплая майская ночь // Бондарин С. Гроздь винограда. – М., 1964. – С. 164-174.
  • Глебов А. [Ответ на анкету] // Вопросы литературы. – 1964. – № 3. – С. 36-40.
    Об отношении Артема Веселого к искусству, с. 37.
  • Корн Р. Вешенская, у Михаила Шолохова / Фото В. Ахломова // «Известия». –  1964. – № 221, 16 сентября. – С. 1.
    Воспоминания М. Шолохова о поездке с Артемом Веселым в Германию в 1930 г.

    Смеясь до слез, мы слушали рассказ Михаила Александровича и о его поездке в Германию вместе с писателем Артемом Веселым в начале 30-х годов. Какой-то осторожный немец, поняв, что он едет в одном купе с большевиками, вышел в коридор и простоял у окна всю ночь. Артем Веселый, мрачно присматриваясь к маячившей у окна фигуре, все время посылал Шолохова объясниться к немцу. «Ну, я моряк, – говорил он, – а ты ведь учился в гимназии и должен знать немецкий язык, объясни ему, что у нас на столе стоят банки с консервами, а не бомбы».
  • Алферов В. Литературная Самара 30-х годов // Волжская коммуна, Куйбышев. – 1965. – 21 февр. – С. 3, портр. 
  • Герасимова В. Общежитие группы «Молодая Гвардия» // Вопросы литературы. – 1965. – № 5.
    Вспоминаю, как огромный, широкоплечий Артем Веселый, от которого так и веяло матросской «вольницей», обклеил все стены своей комнатки […] листками рукописи.
    — Так все на виду, — угрюмо пояснил он. И переходя от стенки к стенке, яростно вытравлял все то, что, по его словам, «позорило» произведение: случайно «залетевшие» штампованные, псевдолитературные обороты, столь чуждые его свежей и смелой стилистике, по недосмотру проскользнувшие те или иные «красивости» беспощадно им вытравлялись. Свирепо «отжимал» Артем также ту мутно-розовую водичку, которой грешат столь многие произведения начинающих…
  • Чарный М. Незабываемый Артем // Москва. – 1965. – № 11. – С. 187-191.
  • Чихачев П. Труженик // Наш современник. – 1965. – № 1. – С. 102-103.
  • Либединская Л. Зеленая лампа. – Москва: Советский писатель, 1966.
    Об Артеме Веселом, с. 32-36, 56-61, 395.
  • Максимов П. Память сердца // Дон. – 1967. – № 3. – С. 186-188.
  • Шолохов-Синявский Г. Артем Веселый в Ростове / Предисл. “Самобытный талант” // Дон. – 1967. – № 3. – С. 184-186.
    Однажды мне довелось ночевать в его квартире на ул. Горького. Квартира показалась мне необжитой – в ней не было того, что называется домашним уютом, домовитостью, располагающими к длительной оседлости, покою и лени. … В комнатах было много книг, причем очень старинных, целые полки были завалены уникумами в кожаных переплетах.
  • Чарный М. Незабываемый Артем // М. Чарный. Ушедшие годы. – М.: Сов. писатель, 1970. (более полный вариант).
    То же: Чарный М. Время и его герои : Встречи с писателями и книгами. – Москва : Сов. писатель, 1973. – С. 371-395.

    Я стал чаще встречаться с Артемом. Оказалось, что мы живем в одном доме – на углу Тверской и Мамоновского переулка (теперь улица Горького и переулок Садовских).
  • Алферов В. Артем Веселый в гостях у самарцев // Волга, Саратов. – 1971. – № 12. – С. 181-182, фотогр.
    Встречи в Барбашиной Поляне.
  • Путешествие по архиву Михаила Светлова / Обзор В.В. Кулешовой // Встречи с прошлым. – 2-е изд., испр. – М.: Советская Россия, 1972. – С. 339-365.
    Артем Веселый, с. 358.

    Недавно я зашел к Николаю Николаевичу Асееву. Он впервые читал Артема Веселого и был в полном восторге. Артем Веселый — это моя юность. Мы все проходили сквозь заросли новаторства, и каждый из нас, идя к коммунизму, хотел иметь собственную по­ходку. Поэтому, читая Артема Веселого, надо пробить­ся сквозь джунгли дани времени и прийти к сути этого большого писателя.
    Писал он удивительно. Он писал на одной стороне листа. Потом он кнопочками навешивал все эти листы на стенку и шел пешком вдоль своего произведения, на ходу исправляя ошибки. «Ну, как, Миша, ничего?» — «Ничего, ничего, вполне ничего!» — отвечал я. Так писал этот великолепный русский писатель. Это был могучий юноша, и хотя его уже давно нет на свете, мне кажется, что вот-вот он ко мне зайдет.
  • Ты помнишь, товарищ… : Воспоминания о Михаиле Светлове : Сборник. – Москва : Сов. писатель, 1973. – 334 с., 9 л. ил.
    Из содержания об Артеме Веселом: Из записных книжек «Здорово, старик!» / И. Рахилло. – Трудно ли быть молодым! / Л. Либединская. – Псевдонимы: Стихи / Б. Слуцкий.

    Воспоминания И. Рахилло: 1922. Серый дом на Воздвиженке – здание ЦК комсомола. На пятом этаже, под самой крышей, живут Безыменский и Жаров. Небольшая, насквозь прокуренная комната. Сегодня – первое собрание литературного объединения «Молодая гвардия». Меня привел сюда ивановский поэт Серафим Огурцов, я только что демобилизовался из погранвойск. Народу немного: высокий, худощавый Безыменский, Жаров, Артем Веселый (крутолобый, в матросском бушлате, он работает за столом, не обращая никакого внимания ни на шум, ни на дым), кудрявый Сергей Малахов, два Алексея – Костерин и Платонов, оба морячки, бледный, малоразговорчивый, похожий на подростка архангельский паренек Георгий Шубин, Лагин с неизменной трубкой.
  • Абалкин Н. На добрую память. Изд. 2-е, доп. – М.: Молодая гвардия, 1975.
  • Максимов П.Х. Памятные встречи. – Ростов-на-Дону, 1987. Артем Веселый, с. 105
  • Рогачев А.Я. Артем Веселый в Мелекесе // Литературная Россия. – 1980. – 1 февр. – С. 24.
  • Корн Р. Воспоминания : [О В. Киршоне и А. Афиногенове]. – М. : Правда, 1982. – 47 с. – (Б-ка “Огонек”. № 46).
    Об Артеме Веселом, с. 21, 41.
  • Киселева Е. Г. Рассказы о дяде Гиляе. – М.: Мол. гвардия, 1983.
    Встречи Артема Веселого с дядей Гиляем.

    Бывал в Столешниках Артем Веселый. Действительно, веселый, приветливый человек. Дядя Гиляй любовался цветущей молодостью Артема, ярким румянцем щек, который оттеняли большие, черные, как смоль брови и непокорная густая шевелюра. Когда вышла повесть Артема Веселого «Гуляй, Волга», он рассказывал дяде Гиляю, что работал над ней шесть лет, что имена персонажей повести, заинтересовавшие Владимира Алексеевича, скажем Репка, выбирал в архивах из актов. Это было дяде Гиляю очень любопытно. Значит, герой его рассказа «Атаман Репка» — реальный человек, жил и в исторических актах и перешел в книгу «Мои скитания».
  • Правдин Л. Н. Зал ожидания : Повести. – Пермь : Кн. изд-во, 1985. – 303 с. : ил.
    Артем Веселый, с. 13.
  • Правдин Л. // Литературное Прикамье [Текст] : [сборник / редкол.: Л. Кузьмин (пред.) и др.]. – Пермь : Кн. изд-во, 1986. – 260, [1] с. : ил.
    Артем Веселый, с. 77, 81, 88.
  • Чарный М. Незабываемый Артём. – Нева. – 1986. – № 10. – С. 14-16.
  • Говор Е. «Живу будущим…» // Семья и школа”. – 1988. – № 4. – С. 18-21.
  • Беседа с дочерьми А. Веселого Гайрой Артемовной и Заярой Артемовной // Советская Россия. – 1989. – 18 янв. – С. 4. 
  • Борисевич Л.И. Воспоминания об Артеме Веселом (Из семейного архива) / Публикация, вступительная заметка и примечания Е. Говор // Волга. – 1990. – № 3. – С. 135-154.
  • Веселая З. А. 7-35 : Воспоминания. – М. : Моск. рабочий, 1990. – 90 с. :  8 л. ил. – (Фонд правды: Документы. Свидетельства. Исследования).
    То же Веселая З. А. 7-35: воспоминания о тюрьме и ссылке. – 2-е изд., доп. – М.: Возвращение, 2006. — 128 с.
  • Сетницкая О. Встречи с Алексеем Крученых (из дневниковых записей) // Русский литературный авангард: Материалы и исследования / Под ред. М. Марцадури, Д. Рицци и М. Евзлина. – Тренто, 1990. – С. 151-200.
    Артем Веселый, с. 173-174.
  • Журчалкин В.Н. Воспоминания // Знамя труда, Мелекесс. – 1991. – 29 окт.
    Однажды Николай Иванович выехал в село Новая Майна. Когда он вернулся в редакцию, его невозможно было узнать. Овчинный полушубок, в котором он обычно выглядел аккуратным и подтянутым, был изодран в клочья. И без того серьезное лицо редактора было суровым. Как стало известно позже, на Николая Ивановича напали кулаки. Имея при себе оружие, он предпочел все же не прибегать к его помощи и вступил в рукопашный бой.
  • Алексей Крученых в свидетельствах современников / Сост., вступ. статья, подгот. текста и коммент. С. Сухопаров. – Munchen: Verlag Otto Sagner, 1994.
    Из содержания: Скуратов М. Неугомонный речетворец, с. 95-104. – Скуратов М. Алексей Крученых, с. 104-108. – Нечаев В. Вспоминая Крученых…, с. 175-186. – Либединская Л. Алексей Елисей – всех поэтов словосей! с. 197-206
    Артем Веселый, с. 96-98, 105, 185, 199, 250, 253, 254, 265, 267, 313.

    [Из воспоминаний Михаила Скуратова]: Тогда же я вступил в литературное содружество “Перевал”, одним из вожаков которого был уже прославленный прозаик Артём Весёлый, этакий могутный волгарь, косая сажень в плечах, чья проза – вольная, раздольная, как его родная Волга-река, была овеяна течениями новой речи в писательском рукомесле, и в чём-то он близок был по языку и поискам своей, незатоптанной борозды в прозе с лефовцами.
    Именно у Артёма Весёлого я и встретил впервые Алексея Кручёных. Дело было так. Жил тогда Артём Весёлый на Тверской улице, где-то поблизости кинотеатра “Аре” и Музея Октябрьской революции.
  • Жизнелюбивая Заяра, дочь отца своего, Артема / Беседа Т. Черепановой с Заярой Веселой // Пермские новости. – 1996. – 18 окт. – С. 4. 
    Воспоминания Заяры об Артеме Веселом.
  • Абрамов А. Наш поиск поддерживали // Музейное дело и художественное образование : Материалы III, IV, V Боголюбов. чтений 1996, 1997, 1998. – Саратов : Слово, 2000. – 179 c.
    Воспоминания о встрече Артема Веселого у В. Юстицкого.
Особенно запомнился приезд к Юстицкому писателей Артёма Весёлого и Георгия Никифорова. Мы – здесь же, у своего учителя. Мы не только видим больших художников, мы слышим их суждения об искусстве, о современных и очень непростых делах в нём, они посещают наши мастерские, видят наши работы, разумеется, очень тактично, но говорят о них. А в случае с Артёмом Весёлым мы ещё имеем возможность побывать на его литературном вечере, где сам автор, человек яркий, колоритный (он даже одет был как-то по-волжски, по-рыбацки) изумительно читал фрагменты из своей книги “Гуляй, Волга!” Впечатлений – за жизнь не переварить. О них я рассказывал потом уже товарищам по МИФЛИ и они слушали с огромным интересом.
  • Правдин Л. Н. Я оправдал свою фамилию // Звезда. – 2000. – 30 июня.
    В 37 году все куйбышевские поэты и прозаики, и я в том числе, были арестованы как члены антисоветской террористической организации. За “паровоза” шел мой друг Артем Веселый, как самый старший из нас: ему было 40 лет...
  • Щеголихин И. ??? // Простор. – 2003. – июнь [?]. – C. 12-?
    Артем Веселый, с. 31.
Сосед по столу писатель из Владимира Светозаров когда-то жил на Покровке, 3, в Доме писателей, вместе с Фадеевым, женатом тогда на Валерии Герасимовой, с Артемом Веселым, Светловым и другими известными литераторами. Рассказывал, как у них жил Шолохов, когда привез первую часть “Тихого Дона”.  […] Артем Веселый жил вместе со своим отцом, работавшим на Покровке, 3 сторожем и дворником. Написав что-нибудь, Артем обычно расклеивал страницы по стенкам, вешал на шпильки, на кнопки, чтобы сразу перед глазами была вся рукопись, ходил от страницы к странице и вносил правку, дописывал. Однажды пришел домой, волоча по полу огромную и грязную цепь. Для чего? “Нэпманов давить будем! За что кровь проливали?” Он был страстным революционером, и когда в 1937 его забрали, не мог себе представить, в чем его обвиняют, бросался на следователя с кулаками, и его запороли плетьми на допросе. До смерти.
  • Любимов Н. М. Неувядаемый цвет : Кн. воспоминаний. Т. 2. – М. : Яз. рус. культуры, 2004. – 509 с., [16] л. ил., портр.
    Артем Веселый, с. 129, 217.
Псевдоним, который взял себе Николай Иванович Кочкуров, – Артем Веселый, – можно было воспринять как горькую его насмешку над самим собой и над его трагической эпопеей «Россия, кровью умытая»… Угрюмец, молчун… Все думает, опустив наголо остриженную голову, какую-то хмурую думу. По виду совсем не писатель. Одевается по-рабочему скромно и просто. Черты лица – в самой своей грубости – благородные, свидетельствующие о том, что он не из охлоса, а из плебса, не из черни, а из народа. Я тогда не знал, что Артем (имя, которое он сам себе дал, к нему приросло: все давным-давно забыли, что во святом крещении он – Николай, и называли его не иначе как «Артем»), – не знал, что Артем – сын волжского грузчика, но я сразу почувствовал в нем волжанина с азиатчинкой в крови: на это указывал разрез глаз и непокорное их выражение. Артема легко было себе представить на одном из Стенькиных устругов…
Да, по виду, в отличие от хозяина дома, вовсе не писатель. Но только глянешь в строгие, нелгущие его глаза, и сразу скажешь себе, что это – человек необыкновенный, Богом отмеченный, что он наделен каким-то особенным даром и нелегкой судьбой… И насколько же он, при всей своей простонародности, внутренао интеллигентнее не в меру развязного сына ветеринарного врача Вогау, избравшего себе псевдоним – «Пильняк»!
  • Гронская С. И. «Здесь я рассадил свои тополя…» : Докум. повесть о Елене Вяловой и поэте Павле Васильеве. Письма. – М. : Изд-во «Флинта», 2005. – 334 с.: портр., ил.
    Григорьев Г.П. – Е. Вяловой об Артеме Веселом, с. 189, 191.
  • Гумилевский Л.И. Судьба и жизнь : воспоминания. – М. : Грифон М., 2005. – 364, [2] с. : ил., портр. – (Монограмма).
    Артем Веселый, с. 94.

    В Доме Герцена на Тверском бульваре по четвергам собиралось «Литературное звено». Возглавлял его В.Л. Львов-Рогачевский. Однажды при мне читал Артем Веселый. Отзывались с восторгом, а руководитель кружка, взяв у автора рукопись и потрясая ею перед нами, говорил: — К сожалению, вы только слышали, что читалось, а я и вижу это. Вот здесь, — продолжал он, указывая пальцем на что-то в рукописи, — есть фраза: далеко светились огоньки… Автор разместил по одной букве на строчке. Когда читаешь эти строки, видишь эти огоньки… Я ждал иронии, убийственных острот, но Василий Львович совершенно серьезно обратил лицом к нам страницу рукописи, о которой рассказывал. В зале было не очень светло, авторских огоньков никто не увидел, но, кажется, один я не чувствовал, что присутствую при гениальном открытии новой литературной формы.
  • Ромов А. Романтика и конспирация времен Большого террора // Слово\Word. – 2005. – № 47.
    Нина Игнатьевна Бам-Ромова и Артем Веселый.

    К середине 30-х годов мама уже прекрасно понимала, что происходит. Был арестован и расстрелян замечательный писатель Артем Веселый (Николай Кочкуров), безответно влюбленный в маму и подаривший ей несколько своих книг. Все эти книги я зачитал до дыр; на одной из них, “Россия, кровью умытая”, Артем Веселый написал: “Ниночка! Как хорошая трубка должна быть хорошо обкурена, а хорошая скрипка хорошо обыграна, так хорошая книга должна быть хорошо обчитана. Любящий тебя Артем.”
  • Светозаров В.А Воспоминания // Веселая Г. А., Веселая З. А. Судьба и книги Артема Веселого. – М. : Аграф, 2005. – С. 51, 64, 67.
    Отрывки из воспоминаний, хранящихся в архиве Артема Веселого.

    Разговаривали мы с Артемом о том, как надо писать, — вспоминал Виктор Светозаров. — Вот, что примерно он говорил:
    — Писатель должен работать так, чтобы его поэтическое воображение было свободно, не связано с идеей. Поэтическая фантазия — главное в творчестве. Сюжет — не главное; показать жизнь, эпоху — вот основное, и показать так, как он это понимает нутром.
    Как-то я спросил Артема, когда он закончит повесть.
    — Разве соловей знает, когда он закончит свою песню?..
  • Воскресенская Ц. Мои воспоминания. – Москва : Время, 2006. – 316, [1] с., [8] л. ил., портр. – (Документальный роман)
    Артем Веселый, с. 263.
  • Гладков А. Попутные записи: Фрагменты / Публикация, предисловие и примечания С. В. Шумихина // Новый мир. – 2006. – № 11.
    Рассказ К. Г. Паустовского о последних днях перед арестом Артема Веселого, о замеченной им слежке, о прогулке вдвоем с ним по Кисловскому переулку и соглядатаях и об обогнавшей их машине. Артем Веселый безошибочно и напряженно ждал ареста. В ночь после этого он и был арестован. Потом прошел слух, будто он избил на допросе следователя.
  • Блеск перьев : избранное : 1907-2007. – Самара : Волжская коммуна, 2007. – 703, [1] с. : ил.
    Артем Веселый, с. 49-50.
  • Черный Ю.Ю., Соколова Л.Д. Санаторий ЦЕКУБУ – КСУ – имени Горького: Исторический очерк // Санаторий им. А.М. Горького РАН в Кисловодске (1923-2008). – М., 2012. – С. 52-156.
    К. Чуковский о рассказе Е.Б. Броннер об Артеме Веселом, с. 86-87.
Наша «хозяйка», Ел. Бор. Броннер, женщина властная, эгоцентрическая, не управляет, но царствует. У нее в Москве огромные связи, ее муж — правая рука Семашки, она знакома со всей ученой, артистической, партийной Москвой, отлично разбирается в людях и обладает огромным талантом к управлению ими. Все у нее ходят по струнке, ей 47 лет, она не утратила былой красоты, она очень цельный человек, откровенный, немного презирающий всех нас. Прекрасная рассказчица. Очень хорошо рассказала мне, как в Цекубу приехал пролет. писатель Артем Веселый и ее сын Боря вдруг стал ругаться по матери. Веселый сошелся с Борей и научил 10-летнего мальчика самым ужасным ругательствам, называл ученых буржуями — и не желал даже сидеть с ними за одним столом, а беседуя с Ел. Бор., сам того не замечая, матюкался на каждом шагу. «Я так и похолодела, когда услыхала вдруг 3 слова, а потом ничего, привыкла».